Искусство ступеньками научных знаний

Что общего между исследованиями, которые проводятся научными учреждениями и лабораториями, и искусством?

Современные астрономы, геологи и другие представители научных кругов постепенно превращаются в художников – создают саундтреки климатических изменений, слушают и записывают “брачные песни” гренландских китов, выпускают диски со звуком комет, астероидов и черных дыр, и называют все это иноязычным термином science art(научное искусство). Можно ли считать работу ученых искусством – вопрос дискуссионный. Ответ на него – в зависимости от того, в какие времена и кому его ставить, – может существенно отличаться.

Вряд ли в Древнем Риме, экономика которого основывалась на труде рабов, научные исследования сравнивали с эстетическим. Однако сегодня, когда искусство вошло практически до всех областей человеческой деятельности, этот вопрос приобрел особенную актуальность.

Общество XXI века, захваченное новыми технологиями, вполне согласилось бы с тезисом, что искусство – это не только масляная живопись, художественная керамика, кинематограф или музыка. Об этом говорил и советский математик Яков Хургин, и американский физик советского происхождения Андрей Линде. Тогда почему нас вводит в заблуждение идея о том, что некоторые научные исследования могут иметь художественную ценность?

Часто научное искусство поднимает вопрос о технологиях будущего и их влияние на нашу жизнь: как виртуальный мир развращает человеческую цивилизацию, чем роботизация опасна для человека, как взаимодействуют машины и люди на рынке труда, человек может понять язык летучих мышей? Ответы на эти и другие вопросы ищут представители сайнс-арта. Ими могут быть ученые или художники, которые создают/реализуют свои проекты с максимальным привлечением научных работников.

Сами ученые считают свое занятие искусством. Такую интерпретацию связывают с утверждением Альберта Эйнштейна, который говорил, что искусство и наука – это ветви одного и того же дерева. Действительно, у этих форм деятельности много общего.

Исследования требуют творчества, а сами исследования вдохновляют художников.

И ученые, и художники меняют мир, подталкивают к осмыслению социальных проблем, открывают новые контексты для восприятия. Однако, есть и отличия. Ученый во время решения конкретного научного задания руководствуется логикой, чего не скажешь о художниках, которые часто заменяют логические связи иррациональными.

Профессионалов обеих сфер объединяет то, что и те и другие – творцы. Наряду с музыкантами, скульптурами и мультипликаторами, художники и ученые пытаются создать что-то стоящее. Разработки последних иногда влияют на весь мир: мало кто будет спорить, что теория черных дыр, разработанная Стивеном Гокінгом, столь же важна для человечества, как, например, работа Огюста Родена “Мыслитель”. Разница – лишь в инструментах.

Если художнику для создания шедевров изобразительного искусства понадобится полотно, то в сайнс-искусстве как материал для произведения используется технология или научная идея. Скажем, замеры уровня шума внутри леса, или результаты мониторинга сейсмической активности вулкана, колебания солнечной радиации, акустические природные аномалии, видео или аудио записи коммуникативного поведения животных. Интересно, правда?

Артур Миллер писал:

“Искусство и наука играют равные роли в наших поисках понять мир, в котором мы живем.”

Однако сайнс-арт художника интересует не лишь как процесс познания, но и передача полученных научных знаний и реализация собственных творческих амбиций.

Таким образом, на грани технологий и искусства появилось новое культурное течение – сайнс-арт, которое уже успело за свою сравнительно недолгую историю стереть границы между наукой и искусством.

Как же почувствовать ту тонкую грань, которая отличает подобные проекты от просто научных? Некоторые ученые утверждают, что никакой границы нет. Сайнс-артист и творец, только его проекты наполнены декорациями и спецэффектами. Они открытые и гибкие, ориентированные на потребности зрительской аудитории определенного культурного пространства. Их идейные вдохновители – ученые, которые поддались искушению превратить свои научные знания на произведение искусства. И вот некоторые из них.

Стеларк

Еще в начале своей научной карьеры профессор искусства и робототехники Университета Карнеги-Меллон Стелиос Аркадиу по прозвищу “Стеларк” понял, что медицинские открытия и достижения имеют огромный художественный потенциал. 20 лет своей жизни ученый потратил на дополнения собственного тела устройством для прослушивания.

Стеларк
После проведения хирургических операций на руке Стеларк стал частым гостем международных арт-событий. Фото: Stelarc.org

В 1980 году творческий замысел Стеларка реализовали хирурги. Они вживили под кожу австралийцу биополимерный каркас в форме уха, который в течение 6 месяцев обрастал живой тканью.

Илья Федотов-Федоров

Слова французского писателя Антуана де Сент-Экзюпери о том, что “защищая природу и приумножая ее богатство, мы делаем еще один шаг к процветанию” все чаще находят свое подтверждение в работах молодых художников XXI века. Один из тех, кто транслирует этот месседж – российский ученый-художник Илья Федотов-Федоров.

С помощью биологических объектов ученый планирует привлечь внимание людей к проблемам экологии. Илья Федотов-Федоров отслеживает процессы деградации биоразнообразия в мире. Его проект “Коллекция розовой книги” представляет собой сборник тех растений и насекомых, которые могут исчезнуть в ближайшем будущем.

"Музей ядов" Илья Федотов
С выставки “Музей ядов” Ильи Федотова. Источник: Anna Nova Art Gallery

В марте этого года художник-исследователь презентовал новую экспозицию “Музей яда”. На этот раз Федотов-Федоров задумался над тем, как в виртуальном пространстве защититься от информационной грязи. Рассматривая Интернет как новую среду существования человека, ученый пришел к выводу, что необдуманное поглощение информации является опасностью для человека.

В подтверждение тезиса о том, что Интернет является накопителем ядовитой информации, Илья Федотов-Федоров собрал тексты из сети – об опасной методике похудения, которая может нанести вред здоровью, к пропаганде нетрадиционной медицины. “Музей ядов” анализирует глобальную проблему правдивости информации, разграничения правды, вымысла и откровенной лжи. 

Пола Гаэтано Ади

Отдельно стоит рассказать об аргентинской художнице Пола Гаэтано Ади. Основной предмет ее поисков – влияние современных технологий на человеческое тело. На волне всемирного интереса искусственным интеллектом Пола Гаэтано Ади создала Алекситимию, которая при контакте с людьми начинает потеть.

Источник: paulagaetanoadi.com

Что интересно, имя было выбрано не случайно. В психологии есть такой термин, как Алекситимия (греч. a – отрицание, lexis – слово, thyme – чувство), которое означает неспособность человека к осознанию, выражению и описанию собственных чувств, эмоций и душевного состояния. Его изучением занимались такие ученые, как Н. Ламли (Lumley M) П. Сифнеос (Sifneos P) и Л. Стеттнер (Stettner L.). Ученые выяснили, что люди, которые страдают этой болезнью, не в состоянии помочь своим эмоциям, им не свойственно сочувствовать кому-либо или проявлять жалость.

В конце концов, синтез искусства и науки позволяет сделать физические, химические и биологические явления более наглядными. Что больше, сайнс-арт позволяет предполагать, как и в какой степени то или иное явление повлияет на наше будущее. Подобные проекты вселяют оптимизм и придают уверенности в будущем.

Если раньше считалось, что ступенями научного познания могут подниматься только ученые, то сегодня представители сайнс-арта развенчивают этот миф. Современное искусство в руках креативных, настойчивых, талантливых сорвиголов, которые смотрят на мир через призму науки и искусства.

06.08.2018

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий