Что называть планетой?

Пожалуй, среди тем, которые ученым часто приходится объяснять людям, меня в меньшей степени устраивает то, как у нас обычно объясняют людям о Плутон. Оно же обычно так начинается? «Ученые лишили Плутон звания планеты, а я против! Нельзя так!» Действительно людей очень беспокоит, что планет у нас вместо девяти стало восемь. Когда все эти претензии выслушивают сами астрономы, то они начинают рассказывать об определении планеты, о том, что некоторые тела вращаются по круговой орбите и получили сферической формы, но оказались слишком маленькими, чтобы расчистить свою орбиту от всевозможных обломков. Поэтому астрономы решили ввести новый класс небесных тел, которые назвали карликовыми планетами, к которым отнесли и Плутон.

 

И это я еще очень коротко пересказал традиционное объяснение. Обычно человек до такого не дослушивает и еще раз переспрашивает: так сколько же у нас в Солнечной Системе планет? Восемь? Все с вами учеными понятно. Надо понимать, что большинство людей вообще слабо представляют себе, что такое планеты. Это то, что кружит в небе. И когда этого становится меньше, то возникает страх. К тому же мы должны понимать, что значительная часть населения не очень отличает астрономию от астрологии, где тоже с планетами всякие интересные штуки производят. Конечно, надо популяризировать научный взгляд на этот вопрос, но есть один метод, который можно применить здесь и сейчас.

 

Можно просто на вопрос о количестве планет добавить ответ не «8», а «по крайней мере 13». Можно даже не говорить слова «по крайней мере». В Солнечной системе 13 планет: 8 больших и 5 карликовых. И это даже не будет ложью: в конце концов карликовые планеты — это все же планеты. Вот такой ответ наверняка заинтересует нашего пытливого рядового гражданина. По крайней мере о том, как называются 4 планеты, о которых он не слышал он точно спросит. А в ответ ему: Церера, Эрида, Хаумеа и Макемаке.

 

Существует высокая вероятность, что человек что-то слышала об исследовании Цереры. «О! «Церера! — скажет он, — это интересная планета!» Хорошо, что ее сделали планетой! Кстати, что там с теми яркими пятнами?» Далее, как уже повезет: может не только о пятнах рассказать удастся, но и нормально объяснить, какая разница между обычными планетами и карликовыми. Ну а если уж совсем повезет, то можно рассказать, что же представляют собой три карликовые планеты, названия которых наш рядовой гражданин почти наверняка слышал впервые. И здесь главное дать краткую, но точную характеристику. Например, об Эриде можно рассказать, что до недавнего времени она считалась даже больше Плутона, и сейчас ее размер оценивают не намного меньше него. К тому же у этого тела есть спутник. О Макемаке можно сказать, что в отличие от большинства транснептуновых объектов у нее нет спутника, и это делает ее видимо крупнейшим объектом в нашей Солнечной Системе, по массе которой мы можем делать только очень общие предположения. Ну а Хаумеа вообще напоминает яйцо и к тому же имеет аж два спутника.

Вот такой рассказ нашем рядовому гражданину понравится гораздо больше. За то, как теперь строить гороскопы на основе 13 планет пусть голова (или какое-то другое место) болит астрологов. Для них ничего не жалко. Если 13 планет будет мало, то кандидатов в такие в окрестностях Солнечной системы насчитывается еще более полутора десятка.

Вообще если вернуться к вопросу научной классификации объектов, то можно прийти к еще более удивительным выводам. Опять же повод дает Плутон и его спутник Харон. Во всех статьях скромно отмечается, что статус этой пары неопределенный: планета это или спутник, или двойная планета. Никто просто не может дать здесь четкого определения. Дело в том, что Харон, если подходить тщательно, вообще не вращается вокруг Плутона. Он вращается вокруг общего центра масс, который лежит за пределами Плутона. Ну хорошо, назовем мы все это двойной планетой, будет Харон 14-й планетой Солнечной Системы. Но здесь уже возникает вопрос например к системе Земля-Луна. У нас же Луна вращается также не вокруг центра Земли, а вокруг точки, удаленной от него на 4750 км, то есть на 2/3 земного радиуса. Чем мы хуже Плутон с Хароном?

Можно, конечно, сказать, что так можно далеко зайти. Но, с другой стороны, у нас возникает несколько глупая ситуация с той точки зрения, что мы, например, теоретически можем Седну, у которой диаметр чуть около 1000 километров называть планетой, хотя и карликовой, а в пять раз больше нее по диаметру Ганимед так навсегда и останется только спутником только потому, что он вращается вокруг Юпитера. При этом у Седны чисто с физической точки зрения больше общего именно с Ганимедом, чем с Юпитером.

Такая ситуация возникает из-за того, что при разделении объектов на классы в первую очередь смотрят не на их физические характеристики, а на характер их движения. Ибо так астрономы привыкли работать с тех пор, когда планеты были всего лишь «звездами» и что они собой представляли было неизвестно. Размер вообще появился в этой классификации только потому, что надо было как-то отделить сначала планеты от астероидов. А так как планет в нашей Солнечной системе — несколько сотен тысяч, а возможно и несколько миллионов. С другой стороны, если мы спросим, как планеты отличаются от звезд, то линию разграничения проводят именно по физическим свойствам самих объектов. Если красный или коричневый карлик вращается вокруг звезды, то никто не подумает назвать его планетой. В то же время планета, выброшенная за пределы родной системы так и остается планетой. Возможно, и для меньших объектов следует отказаться от традиционной классификации и создать какие-то новые классы. И я уже почти вижу заголовки газет: «Астрономы отменили планеты и спутники. Общественность требует их вернуть!». Поэтому пространства для объяснений останется еще очень и очень много.

01.04.2018

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий