Бенинец из российской глубинки («Le Monde», Франция)

Новозавидовский, большой городок с 8 000 обитателей в Тверской области, никоим образом не выиграл от такого, что размещен по соседству с одной из резиденций президента Рф и высоко ценится столичными жителями как пространство для возведения дачи — он мучается от всех хронических бед русской глубинки. Работу тут отыскать трудно, здания устарели, плоды и овощи стоят недешево. Зимой время от времени выключают отопление, а летом никак не бывает горячей воды.

В советские времена 4 находящиеся недалеко завода (игрушки, шапки, монтажная техника, запасные части) действовали на полную мощность. Производство еще как-то идет лишь на монтажном заводе, где работают 150 трудящихся. 70% функционального народонаселения пробуют отыскать работу в Столице. В неотапливаемый сезон человеческий поток перемещается в обратном направленности: обеспеченные столичные жители прибывают передохнуть на собственных шикарных дачах. Народонаселение удваивается и городок воскресает.

Оборотная сторона медали в том, что обычным смертным на пляжи ныне не угодить. После того как у «Московского моря» (расположенное вблизи от местечка искусственного происхождения озерко) выстроились виллы богачей, его берега были немедля объявлены «VIP-зоной». Чтоб угодить туда, вам необходим пропуск, но меры безопасности в Рф нередко как запутаны, что вас имеют все шансы не запустить, в том числе и если у вас будет на руках данная ценная бумажка.

Никто не застрахован от прицепок неприветливой охраны, не так либо не в том месте установленной печати либо же остальных недосегаемых для понимания непосвященных тонкостей. Так, к примеру, создателя данной заметки единожды не захотели запускать в столичную городскую Думу, потому что печать на ее удостоверении корреспондента была «нечеткой».

И если с утратой доступа к пляжу народонаселение еще может как-то смириться, то нередкие отключения тепла в жилищах начинают нешуточно действовать людям на нервишки. Сидящая с порожними кармашками власть местечка уже скопила большой долг за поставки газа. После выборов июня 2010 года были сменены все депутаты районного парламента.

И тут на сцене возник Жан Грегуар Сагбо. Избранный в депутаты районного совета 48-летний бенинец выступил как спасатель местечка, «российский Барак Обама», как писали в прессе. «Он близок к людям, и для нас это большая уникальность», — заявляет мама семьи Елизавета. «У него российская душа! Он нередко готов расплакаться», — разговаривает Вячеслав Аракелов, губернатор поселка и афганский ветеран.

По прибытии в Столицу в 1982 году для исследования экономики, Жан Грегуар познакомился в институте со своей грядущей женой Светланой. Они поженились, и в данный момент у их двое отпрыской, Максим (24 года) и Сергей (14 лет). Поначалу Жан Грегуар ощущал себя не в собственной тарелке: «Меня именовали мортышкой, говорили, будто у меня нечистая кожа и мне необходимо умыться. Это, естественно, было досадно, однако в отличие от того, что происходит в данный момент, я имел возможность не бояться нападения». В период с 2004 по 2010 год 427 человек в Рф стали потерпевшими убийств на расовой почве. В столице региона Твери обучается много индийцев, африканцев и азиатов. «Данные учащиеся оплачивают родное воспитание, потому никто не заинтересован в том, чтоб они уехали. Когда в городке начались акты ксенофобии, власти приняли решение взять обстановку в руки. В студенческих общежитиях усилили службу охраны, а скинхедов, затейщиков злости, заключили и осудили. С тех времен заморочек больше нет», — рассказывает Жан Грегуар.

В 1989 году семья Сагбо переехала в Новозавидовский. Катерина занялась торговлей. Жан Грегуар некоторое количество раз возвращался в Бенин, однако без особенного интереса. Свой выбор он уже сделал: «Моя страна — наверное Российская Федерация». Естественно, не все всегда совершенно, однако у всякой трудности имеется решение. Подъезд его дома нечистый, а краска облупилась? Жан сам убрал и починил собственную лестничную клетку. А потом попробовал уверить соседей следовать его образцу.

В субботу он и губернатор Вячеслав собственно направились засыпать выбоины на дорогах. Они вернули в местечке традицию субботника, обряда эры СССР, кой содержится в добровольной трате своего собственного времени на уборку общественных землель.

В скором времени был создан и городской пляж. Жану Грегуару казалось аномальным, что у людей из местечка нет собственного пляжа. «Ежели у вас тут есть средства, то вам все позволено. Богатые чувствуют большущее пренебрежение к бедным», — недоволен Жан Грегуар, который воспринимает нас в мэрии в элегантном костюмчике и полосатой рубахе.

Но стоят пред ним и более нешуточные трудности. 3 месяца назад в его дверь среди ночи постучала дама, чтоб попросить его о поддержки. Ее сын — наркоман, и она желает его излечить. Жан Грегуар уверил ребенка и еще 24 его сверстников пройти курс помощи. Он отыскал нужные средства и больницу в Столице.

От всех родителей требовалось мед аттестат того, что клиент считается наркоманом. Тем не менее, нужно было избежать записи «наркоман» в истории заболевания ребенка, так как в данном случае для него станет нереально потом устроиться на работу.

«Первый доктор, с которым я столкнулся, потребовал взятку в 25 000 руб. за свидетельства для 3-х человек без упоминания в истории заболевания», — охает Жан Грегуар. В результате он отыскал другого доктора. Но лекарственное средство не подействовало. Только двое из 25 отправленных в Столицу больных прошли курс исцеления до конца. «Они редко по собственной воле идут на это исцеление, приходится их принуждать», — подчеркивает он. В противном случае, с учетом 2 млн. наркоманов и более 30 000 смертей от передозировки в год, «русский генофонд находится под опасностью».

29.04.2011

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий