Монархия все более популярна

Благодаря торжествам по случаю пребывания Елизаветы II на троне, Великобритания переживает беспрецедентный рост манархистских настроений. Однако у республиканцев есть свой коварный план.

Первые социологические опросы относительно того, нравится ли институт монархии и непосредственно нынешний монарх, начали проводиться в Великобритании достаточно поздно. Очевидно, что сама постановка вопроса об этом звучало как-то крамольной, поскольку в законе до сих пор сохранился уголовная статья за оскорбление монархического строя. Только в 1964 году агентство «British Election Study» задало британцам этот вопрос. Результаты были такими: более 60 процентов респондентов позитивно оценивали деятельность молодой королевы Елизаветы II. Ненавидящих монархии было не более 10 процентов. Рейтинг королевы оставался стабильным все 1960-е годы, пока не начались студенческая и рок-революция. В 1969 году впервые популярность королевы упала, правда незначительно — до 57 процентов, зато количество любителей республики на Альбионе выросла до фантастической цифры — 27 процентов. Безусловно, свой ​​вклад в статистику сделали «Beatles», которые в то время формировали вкусы молодежи, а после — и среднего класса.

«Битлы» как выходцы из пролетарской севере никогда не любили правящий класс. В 1963 году они нагло прокалолися с королевы во время концерта в Букингемском дворце. Джон Леннон призвал присутствующих аристократов вместо аплодисментов потрясти своими аксессуарами. Немного позже музыканты демонстративно выбросили полученные ими ранее медали за службу Британской империи. В 1977 году, когда отмечался серебряный юбилей пребывания королевы на троне, конфронтация между молодежной субкультуры и монархией достигла кульминации. Большой популярностью пользовался знаменитый хит панк-группы «God Save the Queen», где есть слова о том, что «монархия — это фашистский режим». На это время королеву любили не более 50 процентов британцев. Подъем популярности Виндзор начинается только в 1981 году, после того, как в Букингемском дворце появилась принцесса Диана Спенсер.

В 1985-м, благодаря Диане, 70 процентов британцев начали позитивно относится к королевской семье. И это не удивительно — вся Англия взволнованно наблюдала за перипетиями ее брака с принцем Чарльзом, у которого были явные отношения с Камиллой — его будущей второй женой. Соответственно, если в 1998 году Леди Ди погибла в автокатастрофе, ответственность все дружно перевели на ту же самую вчера еще любимую королевскую семейку. В этом году был зафиксирован самый низкий в истории уровень доверия к институтам монархии. Лишь 20 процентов жителей Великобритании считали, что упразднение монархического строя представляет для страны что-то плохое. Было нужно приблизительно 20 лет, чтобы общественное мнение кардинально изменило приоритеты.

Только после свадьбы принца Вильяма и Кейт Мидлтан в прошлом году армия симпатия к монархии стала составлять большую часть населения британских островов. А сейчас в атмосфере празднования бриллиантового юбилея вообще происходит нечто невероятное. Соответственно опросам издания «Guardian», 69 процентов британцев считают, что без наличия структур монархии нации было бы хуже. И только 10 процентов опрошенных выступают за то, чтобы в случае смерти королевы состоялись всенародные выборы главы государства. Антмманархистские сантименты доминируют только в Шотландии, где традиционно сильны левые партии. Соответственно другому социологическому агентству «Ipsos Mori», впервые с 1990 года Елизаветы II стала более популярной за принцессу Диану. Вдобавок королева становится настоящим лидером нации. Ее деятельность нравится 78 процентам опрошенных. Культ Елизаветы II явно переходит все границы разумного. Так, в обществе возникла инициатива переименовать знаменитый лондонский Биг-Бен в Башню Елизаветы.

Политологи и культурологи трактуют прилив монархических сантиментов как реакцию общества на актуальные политические и социальные процессы. Так, королеву в том числе любят из-за кризиса доверия к политической элите. Микроскопическими по сравнению с рейтингом Ее Величества выглядят рейтинги ведущих политиков. Так, главе кабинета консерваторов Дэвиду Кэмерону верят 11 процентов, а лидеру лейбористской оппозиции Эду Милибэнд — 12. При этом оказывается, что у Елизаветы II гораздо больше политической воли. Именно при ней британская монархия признала права католиков, позволила реформу англиканской церкви, где руководящие посты теперь могут занимать женщины. Женщины также получили право занимать трон.

Однако, по мнению политологов, наибольшее уважение вызывает такое качество королевы, как умение держать язык за зубами, не лезть в политику и дисциплинированно исполнять церемониал. Как ни парадоксально, в республиканском лагере не наблюдается особой паники. Надежду на перемены республиканцы связывают с тем фактом, что монархическое общество страны сильно разделена. По подсчетам «Guardian», 39 процентов любителей монархии выступают за то, чтобы корону получил принц Чарльз. С другой стороны, 49 процентов опрошенных хотели бы, чтобы ее носил молодой принц Вильям. Этот раздел создает, если верить республиканцам, почти революционную перспективу. В случае, если одна из упомянутых лиц станет монархом, что будет не просто семейным конфликтом.

У Вильяма и у Чарльза свой ​​сформированный электорат. Так, за короля Вильяма агитируют избиратели лейбористов и молодежь. Поэтому результатом конфронтации сторонников отца и сына может стать как минимум компрометация монархии и возможная конституционная реформа. Ну а пока республиканцы готовятся провести самую большую антимонархическая акцию за 60 лет правления Елизаветы II. 3 июня они проводят манифестацию в Лондоне, чтобы отметить «60 бездарных лет персонального обогащения, слабого лидерства и нежелания разрешить свободное голосование по вопросу, имеет ли право королева управлять страной».

15.06.2012

Поделиться в соц. сетях

Опубликовать в Google Buzz
Опубликовать в Google Plus
Опубликовать в LiveJournal
Опубликовать в Мой Мир
Опубликовать в Одноклассники

Добавить комментарий